Зинаида Коноплянникова. Как учительница сельской школы стала первой женщиной, повешенной в России в XX веке

Красивая, большеглазая, темноволосая Зинаида вполне могла стать примерной матерью семейства, любимой учительницей сельских детишек и спокойно прожила бы до старости лет. Но, терзаемая чувством справедливости, она выбрала себе иную судьбу и завершила свой жизненный путь в 27 лет.

Зинаида Коноплянникова

Зинаида Коноплянникова

Как все начиналось

Зинаида появилась на свет в ноябре 1878 года в Петербурге в семье унтер-офицера и крестьянки. О детских и подростковых годах Зинаиды информации почти не сохранилось. Никто не знает в какой домашней обстановке воспитывалась девочка, что в ее жизни произошло и почему она разочаровалась во власти и считала, что Бога не существует. Известно лишь, что жила она бедно.

В 1896 году восемнадцатилетняя Зинаида поступила в учительскую семинарию и успешно окончила ее со званием учительницы начального народного училища. Девушку отправили в Лифляндскую губернию, куда она направилась полная надежд и не ожидающая, что они довольно-таки быстро разобьется из-за резкого несоответствия желаемого и действительного.

Для иллюстрации добавлю замечательную картину по теме, называется «Приезд учительницы в деревню». Художник Владимир Маковский.

Зинаида с горечью записывала свои мысли:

Местность, где мне пришлось учительствовать, была невзрачная: с трех сторон лес, с четвертой — озеро Пеинус… Нищета среди местных жителей была поразительная… Выросшая сама в нищете, я не удивлялась их бедности, меня поразило одно: как можно жить так, жить без борьбы за лучшее будущее; как можно жить без единственного светлого луча в будущем, без единого проблеска на темном горизонте?

Лес с трех сторон, озеро… Великолепие природы и ее богатств. Кто-то бы наслаждался этими видами, но не Зинаида, она считала их невзрачными. Ее взгляд цеплялся за недочеты, она сравнивала жизнь в Петербурге и далекой глубинке и ощущала, как ее заполняет обида за народ.

В школьных занятиях, а вернее системе, Зинаида тоже быстро разочаровалась.

Но вне стен школы я не могла работать вследствие незнания местного эстонского языка. В стенах же школы мне было слишком тяжело, тяжело не физически, но морально. Все занятия нужно было вести на русском языке. Тяжело было видеть, как малютка ученик такими жалкими, беспомощными глазами смотрел на меня. «Отчего в этих стенах я не могу говорить на своем родном языке?» — читала я в этих грустных глазах.

К радости Зинаиды, она там не задержалась надолго, и в 1900 году ее перевели в школу села Гостилицы Петергофского уезда под Петербургом.

Но на новом месте работа тоже не задалась.

Учительница обнаружила, что ее свободные взгляды вызывают настороженность окружающих и на нее строчат доносы. Со школьным начальством начались конфликты, так как они начали подозревать, что Коноплянникова занимается пропагандой.

Зинаида вспоминала:

Перед школой жил жандарм, позади школы урядник, на соседней горе поп, рядом с ним псаломщик, и все четверо писали на меня доносы. Заведу ли беседы и чтения для народа невинного характера, псаломщик доносит инспектору, что «учительница занимается сторонними школьными занятиями, беседами и толкованиями», поп пишет по своему ведомству, что учительница секты насаждает, толстовщину распространяет, юношество развращает.

В январе 1902 года Зинаида покинула стены школы и уехала из села. А ведь там она нашла родственную душу и могла выйти замуж за мужчину, который к ней был неравнодушен.

Его звали Эрнест Каппель, он арендовал в селе водяную мельницу и часто общался с Зинаидой. Позже, когда его допрашивал следователь, он дал показания:

Коноплянникова производила на меня сильное впечатление тем, что она живо, с любовью и энергией относилась к делу школьного обучения, и я после нескольких встреч и разговоров с нею стал к ней неравнодушен, почти что влюбился. Коноплянникова отвечала мне так же — симпатией, ввиду чего я и решил жениться на Зинаиде. Когда я ей об этом сказал — это было летом 1901 года, она отказала мне, так как цель ее жизни — служение народу, в жертву коему она готова принести себя

То есть, уже в 22 года Зинаида четко определила для себя, что семья не для нее и у нее другой путь.

Чем все завершилось

В 1902 году учительницу взяли под наблюдение. Один из жандармов записал:

У Коноплянниковой имеется большое количество книг, в которых говорится, что Бога нет, а потому не может быть и земного царя, а кроме книг печатных, у Коноплянниковой есть и рукописные сочинения такого же рода

Ну, а в 1903 году Коноплянникову арестовали и посадили в Трубецкой бастион Петропавловской крепости. Ее обвиняли в том, что она проводит революционную пропаганду среди крестьян.

В апреле 1904 года Зинаиду выпустили на свободу, но не надолго. Через год снова последовал арест и опять ее отпустили на свободу.

К тому моменту Коноплянникова была закоренелой революционеркой, не намеревающейся отступать с намеченного пути. Об этом свидетельствует выдержка из ее характеристики в полиции: «Вообще Коноплянникова представляет из себя тип вполне убежденной, энергичной и решительной революционерки».

В 1906 году Зинаида перешла к радикальным шагам. Ее гнев вызвал генерал-майор Георгий Александрович Мин.

Георгий Александрович Мин

Георгий Александрович Мин

Генерал очень жестко боролся с восставшими людьми. Если люди выходили на площади бастовать, то он агрессивно подавлял любые волнения и говорил своим подчиненным, чтобы арестованных не брали и всех убивали. Однажды он выступил на площади перед простыми мужиками и произнес речь, где были следующие слова:

Если ораторы вернутся, убивайте их. Убивайте чем попало — топором, дубиной. Отвечать за это не будете. Если сами не сладите, известите семёновцев. Тогда мы опять сюда придём

Ратуя за убийство инакомыслящих, он не ожидал, что подписал себе смертный приговор.

13 августа 1906 года Зинаида Коноплянникова подошла к экипажу, где находился генерал со своей супругой и дочерью. Революционерка выстрелила в него четыре раза и Мин был убит.

Конечно, Зинаиду схватили. Свои мотивы она достаточно ясно объяснила в суде:

Сотнями считали убитых в Москве. За что, спрашивается, убивали московский народ? Я убила Мина как убийцу тех невинных, кровью которых орошены улицы Москвы

Ее оправдания суду были не интересны. Коноплянникову на катере доставили в Шлиссельбургскую крепость и 29 августа 1906 года учительницу повесили.

Зинаида стала не только первой женщиной, повешенной в России в XX веке, но именно ей приписывают введение понятия «красного террора».